О сервисе WebGround

Ваша тема


Новости сайта

Литература

обложка книгиИнтернетика. Навигация в сложных сетях: модели и алгоритмы
Большакова Е.И., Клышинский Э.С., Ландэ Д.В., Носков А.А., Пескова О.В., Ягунова Е.В. Автоматическая обработка текстов на естественном языке и компьютерная лингвистикаАвтоматическая обработка текстов на естественном языке и компьютерная лингвистика (pdf)
Ягунова Е.В., Макарова О.Е., Антонова А.Ю., Соловьев А.Н. Разные методы компрессии в исследовании понимания новостного текстаРазные методы компрессии в исследовании понимания новостного текста (pdf)
Крылова И.В, Пивоварова Л.М., Савина А.В., Ягунова Е.В. Исследование новостных сегментов российской «снежной революции»: вычислительный эксперимент и интуиция лингвистовИсследование новостных сегментов российской «снежной революции»: вычислительный эксперимент и интуиция лингвистов (pdf)
Ягунова Е.В. Исследование перцептивной устойчивости фонем как элементов речевой цепиИсследование перцептивной устойчивости фонем как элементов речевой цепи (pdf)
Ягунова Е.В. Вариативность структуры нарратива и разнообразие стратегий пониманияВариативность структуры нарратива и разнообразие стратегий понимания (pdf)
Ягунова Е.В., Пивоварова Л.М. Экспериментально-вычислительные исследования художественной прозы Н.В. ГоголяЭкспериментально-вычислительные исследования художественной прозы Н.В. Гоголя (pdf)
Ягунова Е.В. Вариативность стратегий восприятия звучащего текстаВариативность стратегий восприятия звучащего текста (pdf)
Ягунова Е.В. Спонтанный нарратив у детей и у взрослыхСпонтанный нарратив у детей и у взрослых (pdf)
Ягунова Е.В. Исследование избыточности русского звучащего текстаИсследование избыточности русского звучащего текста (pdf)
Ягунова Е.В. Фонетические признаки опорных сегментов и восприятие русского текстаФонетические признаки опорных сегментов и восприятие русского текста (pdf)
Ягунова Е.В. Коммуникативная и смысловая структура текста и его восприятиеКоммуникативная и смысловая структура текста и его восприятие (pdf)
Ягунова Е.В. Где скрывается смысл бессмысленного текста?Где скрывается смысл бессмысленного текста? (pdf)
Ягунова Е.В. Эксперимент в психолингвистике: Конспекты лекций и методические рекомендацииЭксперимент в психолингвистике: Конспекты лекций и методические рекомендации (pdf)
Ягунова Е.В. Теория речевой коммуникацииТеория речевой коммуникации (pdf)
Антонова А.Ю., Клышинский Э.С., Ягунова Е.В. Определение стилевых и жанровых характеристик коллекций текстов на основе частеречной сочетаемостиОпределение стилевых и жанровых характеристик коллекций текстов на основе частеречной сочетаемости (pdf)
Ягунова Е.В. Эксперимент и вычисления в анализе ключевых слов художественного текстаЭксперимент и вычисления в анализе ключевых слов художественного текста (pdf)
Ягунова Е.В. Ключевые слова в исследовании текстов Н.В. ГоголяКлючевые слова в исследовании текстов Н.В. Гоголя (pdf)
Пивоварова Л.М., Ягунова Е.В. Информационная структура научного текста. Текст в контексте коллекцииИнформационная структура научного текста. Текст в контексте коллекции (pdf)
Савина А.Н., Ягунова Е.В. Исследование коллокаций с помощью экспериментов с информантамиИсследование коллокаций с помощью экспериментов с информантами (pdf)
Ягунова Е.В., Пивоварова Л.М. От коллокаций к конструкциямОт коллокаций к конструкциям (pdf)
Пивоварова Л.М., Ягунова Е.В. Извлечение и классификация терминологических коллокаций на материале лингвистических научных текстовИзвлечение и классификация терминологических коллокаций на материале лингвистических научных текстов (pdf)
Julia Kiseleva. Grouping Web Users based on Query LogGrouping Web Users based on Query Log (pdf)
Julia_Kiseleva_Unsupervised_Query_Segmentation_Using_Click_Data_and_Dictionaries_Information.pdfUnsupervised Query Segmentation Using Click Data and Dictionaries Information (pdf)
Четыре лекции о методе
Начала предметного анализа методов (на примере метода Ф.Бэкона)
Вариативность стратегий восприятия звучащего текста
Извлечение и классификация коллокаций на материале научных текстов. Предварительные наблюдения
Природа коллокаций в русском языке. Опыт автоматического извлечения и классификации на материале новостных текстов
Войтишек А. Повторы. Лирические рефреныПовторы. Лирические рефрены (pdf)
Войтишек А. Новое. Лирические рефреныНовое. Лирические рефрены (pdf)
Войтишек А. Всё об одном и том жеВсё об одном и том же. 500 лирических рефренов к 50-летию (pdf)
Войтишек А. Тысяча-часть-1Тысяча-часть-1 (pdf)
Войтишек А. Тысяча-часть-2Тысяча-часть-2 (pdf)
Войтишек А. АлфавитАлфавит (pdf)

Лекция 3.

Для рассмотрения знания и познания как объективаций необходимо изучить знаковую ситуацию со стороны ее онтологических характеристик. Сейчас я начну с краткого описания некоторых существенных особенностей объективации знания и познания.

В феноменах знания и познания проявляется специфика существования знания как объекта. А существование это не просто знаковое, а системно-знаковое, или семиотическое. В семиотическом аспекте важную онтологическую функцию выполняет номинация (называние). Номинация – это фиксация мысленного предмета. У нас шел уже разговор о том, что для определения метода, работы метода существенно то, какие отождествления проводятся. Структура фиксации мысленного предмета, отождествление, объективация знания – все это связано с некоторыми актами. Когда речь идет об объективации вообще – а особенно об объективации знания – нужно иметь в виду, что всякий реализованный или непосредственно реализуемый акт имеет две стороны (аспекта, момента, модуса) своего бытия-в-мире. Это непосредственное и ближайшее опосредованное существование акта. В нашем рассмотрении удобно будет обозвать их статусами существования. Под ближайшим опосредованием акта естественно понимать его результат. С одной стороны, существование акта – это его непосредственное протекание именно в то время, когда он осуществляется. Другим моментом существования акта является некий результат, который обладает непосредственным наличием и действительностью уже после того, как сам акт отошел в прошлое. Мы будем существенно использовать возможность выделения двух этих моментов семиозиса: непосредственного и опосредованного.

Заметим, что операции, типично включаемые в сферу методологии, суть именно акты. Но разные исследователи рассматривают их, делая акцент либо на их актуальном модусе, либо на их фиксированном результате. Примеры вам хорошо известны – это индукция, дедукция, синтез, анализ. И я бы добавил еще в несколько неожиданном контексте слово "перформация", т.е. оформление, осуществление формы или введение в форму. Перформативные грамматики вам, я думаю, известны. Что такое "перформация" как акт? Ее русскими аналогами являются "оформление" и "полагание". Но полагание есть не что иное как вынесение формы вовне. Действительно, если я что-то полагаю, то при сём акте: а) у меня имеется некоторая предположенная форма (беспредпосылочное полагание традиционно является прерогативой бога, творящего мир, или трансцендентального субъекта, а мы рассматриваем реальных субъектов, находящихся в мире) и б) этим актом некая форма как содержание этого полагания выносится вовне (отделяется от меня, не совпадает с моим существованием). Зафиксируем полагание как необходимую субструктуру деятельности субъекта вообще. Таким образом, полагание оказывается общим основанием этих методологических актов, причем как в их актуальном модусе, так и в их фиксированном результате. Но полагание еще не имеет собственно методологической специфики. Чтобы говорить о структуре метода, необходимо говорить о средствах, позволяющих неслучайным образом выбрать и утвердить (реализовать) путь в материале исследования. Иначе говоря, мы переходим к принципам.

Принцип есть регулятив. Регулятивы же некоторого предмета существуют как бы в ином плане существования в сравнении с этим предметом. Феноменологически ясно, что принцип непосредственно не относится к содержанию того материала, к которому мы "принципиально" относимся. Принцип работает на уровне предпосылок и условий осуществления некоторого содержания. Это, в частности, означает, что принцип может относиться как к актуальному движению, так и к результату, в котором движение снято. Принцип поэтому является неким ограничением полагания. В актуальном измерении принцип переводит предпосылки некоторого предмета в его условия. Заметим, что тот факт, что принципы (как построения предмета, так и его исследования) обладают функцией регуляции, ограничения, становится ясным именно в контексте условий возможности предмета. С нашей конструктивной позиции это положение выглядит так: принцип готовит место для полагания. Ведь всякое полагание должно выносить форму в какое-то место. И именно особенности этого места конструируются в принципах. Принцип конструирует место для полагания предмета путем введения (или выделения) его типичных формальных особенностей в предпосылках (или в качестве предпосылок). И вообще, всякое предположение конструирует место для полагания. Эту же идею можно выразить и почти гегелевским языком: предполагание диалектически связано с полаганием.

Теперь вернемся к уже отчасти рассмотренным нами категориям. Соотношение предпосылок с полаганием непосредственно должно быть проинтерпретировано в связи с различием конститутивных и рефлексивных категорий. Это термины неокантианства, введенные Виндельбандом. Когда Аристотель выделил 10 категорий, то все это были категории предметные. Он определил их следующим выражением: "то, что сказывается о чем-то вне всякой связи". Такое сказывание приводит к тому, что разные словесные выражения могут содержать одинаковые элементы различным образом, так, что смысл выражения представляет качество, сущность, количество, время. Соответствующие способы сказывания суть конститутивные, или объектные предметные категории.

Однако достаточно рано было понято – в частности, Порфирием – что, кроме этих категорий, есть еще и другие способы сказать что-либо, также имеющие категориальный статус, но не вошедшие в список категорий Аристотеля. Это логические категории: род, вид, специфическое отличие, определенность. Они тоже являются предметными категориями, но не объектными, а субъектными или, по-другому, рефлексивными. Список логических категорий Порфирия стал первым общим их описанием, которое задало "парадигму" логического рассмотрения на последующие века (хотя заметим, что рефлексивные категории можно вводить по-разному). Этот список дает представление о различии между объектными и субъектными категориями.

Рефлексивные категории относятся к способностям субъекта, описывают их с точки зрения задания некоторых типичных особенностей понимания. Можно сказать, что рефлексивные категории отвечают за субъектные подструктуры предмета, тогда как конститутивные категории вводят в предмет (квази)объектные подструктуры. При полагании рефлексивными операциями (собственно, как и в случае предметного полагания) объекты возникают не на голом месте. Отчасти это было уже проиллюстрировано тем соображением, что принципы специфически конституируют какие-то места и системы мест. Место, в котором мы полагаем предмет, оказывается заранее подготовленным и пред-расположенным к будущему содержанию. Имея в виду именно эту содержательную (материальную) предпосылочность, М. Шелер говорил, что, независимо от того, являются ли знания знаниями ради господства или знаниями сущностными, или знаниями ради спасения – все они суть преобразования чего-то сущего, поскольку существо, осуществляющее чистое познавание без укорененности в сущем, не имело бы никакой реальности (понимая реальность как совокупность всего, что оказывает сопротивление нашему стремлению). И, на мой взгляд, фактически то же самое имел в виду Н.Бердяев, также в начале XX века утверждавший необходимость для гносеологии опираться на онтологию субъекта.

 

содержание далее